По ту сторону времени. Часть 6

Часть 6 

Единственный путь

Как… как это могло произойти? Что? Я не могу понять… Лишь 10 минут назад я пришел, а Билли… его нету. Я не знаю, что с ним случилось, но думаю… он умер, там. Чтобы оно не было такое, оно убило его, как убило всех остальных за той дверью, как убило ту девушку с окна. Его нету, у Гордона шок, он не двинулся и на сантиметр, только сидит и повторяет “Что-Что-Что”. Клайд пытается заговорить с ним, но никакой реакции. Глаза у него стали большие, он влупился ими в дверь, и, мне кажется, даже не моргнул ни разу. Я будто попал в больницу для психически больных, и сам чувствую себя пациентом. За дверью постоянные крики, за окном эта адская мертвая тишина. Будто стоим между двух миров. Я подошел к Клайду.

единственный путь

Как он?

— Не знаю. Парень совсем свихнулся. У него шок, он не реагирует ни на что. Не знаю, что с ним делать. Я пытался оттащить его с угла, посадить, хотя бы, на диван, но его будто держит что-то там, я не могу его оторвать.

— Думаешь, Билли…

— Я не знаю, Маркус, не знаю. Я понятие не имею, что это было и не хочу иметь. Маркус… ты не мог ему помочь, оно утащило в мгновение…

Я знаю… знаю… — хотя я понимал, что я мог остановить его. Я знал, что что-то произойдет… если бы я только знал, Что.

Я прилег на диван. Голова будто по швам расходилась. Не мог поймать себя на единой мысли, а глаза закрывать было страшно. Я все время видел Билла. Он будто звал меня собой, я начал слышать его голос, в голове. Он шептал мне. Я, наверное, схожу с ума. Я накрыл лицо подушкой, попробовал успокоиться. Адские крики становились тише. Наконец то мышцы на шее расслабились. Подушка была прохладной… слишком прохладной. В мгновение я ощутил, что от нее идет холодный воздух, и что что-то задвигалось у меня за ухом. Я отбросил подушку в стену, как мешок с глиной. Провел рукой за ухом – ничего нету.

Марк, что случилось?

— Не знаю, наверное, я схожу с ума.

Мы все давно сошли с ума. А после такого… Слушай, есть идея. – Клайд почесал себе затылок и посмотрел в окно, явно намекая на что-то.

— И какая же у тебя идея нарисовалась?

— Там, на улице, за окном ведь ничего нету? Посмотри! – он дернул шторы, сорвав их на землю. – На улице пусто, нет этой хрени мрачной. Мы всего то на 4 этаже, а этой тряпки хватит вполне, чтобы спуститься.

Я понимал, что более идиотскую идею можно было придумать разве что для китайской рекламы. Спускаться с 4 этажа,  когда за дверьми не утихали крики, будто специально испытывая нас. В моей голове все было в каше. Но что делать еще? Если мы останемся тут – эти щупальца и нас достанут. Все равно достанут. А я не хочу сходить с ума, ожидая этого. Я поднял шторы.

Думаешь, оно надежное?

— Мы проводили здесь столько корпоративов, а с них ни одна ниточка не вылезла. Сомневаешься?

— Что же, видимо, это наш единственный путь. – я пошел срывать шторы с остальных окон. Всего их было три, но больших, таких хватает, чтобы сделать из слона футбольный мяч. Мы связали концы вместе, растянули то, что у нас получилось, по всей комнате. Вышла не хилая змея.

И куда мы привяжем, чтобы оно держалось крепко? – я посмотрел на Клайда, понимая, что ответа у него нет. Все стены были голые, стол аж никак не годился под опору, он был мелкий, а дверь… я даже не подойду к ним, пусть там бы танцевала голая Бритни Спирс.

Мы сделаем так… — Клайд дал мне один конец веревки, сам нагнулся посмотреть вниз с окна. – Тебе прийдется держать веревку, а я спущусь вниз, по-другому не получиться.

— Может, я спущусь таки?

Клайд подошел ко мне, похлопал по плечу. Я него была странная такая, но приятная улыбка на лице.

Я уже стар, Маркус, чтобы держать таких быков, как ты, на веревках. Да и посмотри на меня, я тощий, как треска сушеная. – Он действительно был худой. Да и еще немного ниже меня. Он был прав, спуститься лучше ему, я смогу удержать его. Не зря прошли мои годы на боксе.

А как же Гордон? – я посмотрел в угол. Бедняга все еще сидел, обняв ноги руками и бормоча что-то себе под нос. Не хочу даже представлять, как он себя чувствует…

Ты останься здесь, с ним, а я… я попробую найти хоть кого-то.

Мы все подготовили. Клайд вылез на подоконник, скинул штору вниз. Как не странно, её хватало буквально к самой земле. Я обмотал другой конец себе на руку, обхватив её как можно надежнее, и уперся коленом об подоконник снизу. Все выглядело куда уж перспективно. Клайд немного спустился с окна, держась за веревку. Последний взгляд на мены, он выкинул “Ну, поехали”, я молча кивнул и он начал опускаться.

Штора быстро сжала мне руку, но Клайд действительно был не тяжеловесом. Я мог спокойно его держать, даже не опираясь на подоконник.

Как там все? – крикнул я, чтобы убедиться.

— Все будто в шоколаде. Только не вздумай мне ускоренный спуск делать.

Я повернулся, посмотрел на Горди. Он так и сидел, но, видимо, у него нету уже сил, он перестал качаться туда-сюда. Взглянул на дверь, и вдруг… крики за дверьми, умолкли. Будто батарейки сели, они пропали так быстрее, чем появились. И веревка… веревка на руке расслабилась. У меня паника, я быстро проверил, не отпустил ли я её, машинально, но веревка была на руке, так же обмотана кругом нее.

Только не… — я нагнулся вниз, с окна. Но там было пусто… Клайд пропал, он не упал на землю, как я подумал сначала, он просто… пропал. – Клайд! Клайд!!! – но с этой мертвой улицы даже эхо не отозвалось мне. Наверное… наверное эта черная хрень, она забрала его с окна, пока он спускался. Почему мы не подумали? Ведь в том доме все окна залиты этим черным. Я начал вытаскивать веревку назад. В голове крутилась катавасия. Я остался тут один… с Гордоном, но он… он даже сказать ничего не может, ему явно перекрошило мозги всем этим. Если бы он только понимал, что сейчас произошло.

Я кинул веревку на землю и сел на подоконник. Кругом была абсолютная тишь, теперь ни звука с двери, все так же глухо от улицы. Я сидел, смотрел в дверь. А ведь не мы одни такие? Всех забрала эта тьма уже, никого нет, улицы пусты, дома пусты. Это логично, никого нет. В голове теперь крутилась только одна мысль, только мои слова: “ Это наш единственный путь ”. Я вдруг понял – сопротивляться нету смысла. Я не проститутка, которая не дает себя поцеловать. Никто не придет, всем сейчас явно не до этого. И бежать некуда. Я загнан в угол, и время хищника закончилось, не надо так свирепо отбиваться.

Может, все не так плохо? – я сказал сам себе, и спрыгнул с подоконника. Подошел к Горди – Слушай, парень. Если я как то смогу вернуться, или что-то сделать, обещаю, я вернусь. Прости, что оставляю тебя… — но он молча смотрел в дверь, глаза его уже покраснели, будто он не спал три ночи.

Я последний раз посмотрел на него, и быстро открыл дверь, чтобы я не успел передумать. Холод в лицо, там было все та же картина. Какая-то пульсирующая жижа, будто живая, налипла на двери и висит. Но никаких щупалец на этот раз. Она знает, что я делаю… Я просунул руку — но ничего, кроме холода, не ощутил. Я вошел, крепко закрыв глаза…

Hermitry Frenz специально для ДейФан