Одна с тысячи других

Она была обычной на XXI столетие аморальной студенткой. Каких тысячи. Красивая, но не настолько, что б стать звездой. Много таких вы найдете в больших и маленьких городках нашей страны. Беспамятно влюблена, как и все в девятнадцать лет. Любила себя, а еще больше любила себя одевать. И еще, наверно, косметику. Покупала она ее еженедельно. Она панически боялась тараканов и ненавидела болото. В ее карманах всегда были жвачки, пилка для ногтей и мобилка.

Аморальная

Она не была крутой. Она была «продвинутой». Она не была низшего уровня, немножко выше других. Она была немой куклой за пару монет на рынке. Дешево, но эффективно. Любила поп-рок и R&B и носила смывающиеся татуировки. Подарки, цветы и розовые шарики пробуждали у нее легкую улыбку. Таких тысячи, а может больше.

Мама не позволяла ей приходить с улицы позже одиннадцати вечера. Но в ее голове возникало сотни отмазок на любой деликт. Для нее красивый маникюр – достижение, а легкая выпивка – удовольствие. Каждый вечер она признавалась в подушку в любви, как и другие девушки, с других городов.

Она терпеть не могла деревню. В ней же столько болота и людей чуть ниже уровнем чем она! И работать на грядке она не любила тоже, но работала, думая, что умеет мечтать, потому что беда, а вернее мать, заставит. Она по своему любила женщину, которая ее родила. Где-то в глубокой пещере, ее разбитого собственной эрозией сердца. Просто она боялась показать правду о ее отношении к людям, которых,  по-сути, больше ненавидела, чем любила.

Была она наивной, склонной к патриотизму, фанатизму и анархизму. Она любила красивые слова, как, «Хай», «Мощь», Драйв» и «Кайф». Она была атеисткой, не понимая этого, и даже значения этого слова. У нее был свой маленький идол. Она любила его песни, его прическу, его деятельность, его. Но конечно известный певец не мог об этом знать. И даже если б узнал ничего б не изменилось. Она была влюблена в него, как и тысячи других.

Ее спасением (естественно, по ее мнению) был анархизм – полное отречение от власти, от любых, какие они не были б, канонов. Возвращение только к законам природы, жизни ради жизни. Как минимум последнее она старалась воплотить в жизнь. Она любила тьму и тишину. В них она могла найти покой, побег от этого мира, анархию. Во тьме к ней приходил ее маленький идол и сон… Там она видела себя такой какой и хотела себя видеть.

Она была как и тысячи других. Но с другой стороны она была отдельным явлением психологии и анархии. Она была тем единым, как и миллиарды других.

NonSence

Специально для

 Dayfun